НЕПРОСТОЙ СВОБОДНЫЙ: Отрывки воспоминаний «Из прошлого нашего города»

article2645.jpg

Автор — Лазарев Сергей Яковлевич


«Десант» 1909 года

 

Как же разворачивались события на земле будущего города Свободного между 1909 и 1915 годами?  Необходимо вспомнить, что в 1909 году не было ни автомобилей, ни вертолётов, ни землеройных машин — экскаваторов, бульдозеров, грейдеров, скреперов, ни подъёмных кранов, ни автопогрузчиков.  Были только телеги, конные тарантайки, тачки, носилки, ломы, лопаты, кирки, кайлы и … много дешёвой рабочей силы.  Но для размещения рабочих-строителей нужны были жилища, а их не было.  Сообщение с Суражевкой было только водным путём: от Сретенска до Благовещенска на больших пароходах, а от Благовещенска до Суражевки на пароходах меньшего размера («Якут», «Рюрик», «Вера», «Нина»).  Навигация длилась с 15 мая по 15 октября, то есть 5 месяцев в году.

 

Сразу после решения о строительстве Амурской железной дороги в намеченный в нём пункт будущего нахождения управления Амурской железной дороги, в Суражевку, водным путём прибыла группа инженеров Министерства путей сообщения (сейчас сказали бы «десант»).  Их перевели с других железных дорог России.  На первое время они прибыли без своих семей.  Им предстояло: одной группе – организовать строительство городских дорог на возвышенном плато севернее Суражевки (с полной планировкой улиц будущего города), устроить съезд к реке Зее (проделав проход в сопке), дамбу от сопки до Желуна, деревянный мост через Желун и дамбу от моста до места набора гравия.  Рабочая сила для таких работ – китайские рабочие, которых весной нанимали, а осенью увольняли.  Жили они в землянках, в страшной скученности.  Работы велись только в тёплое время года.  Количество китайцев на дорожных работах колебалось от 10 до 15 тысяч человек.  Им предстояло за 5-6 летних сезонов капитально построить 25 вёрст городских дорог.  При этом снимался на один аршин слой земляного грунта и вывозился для засыпки оврагов.  Корыто заполнялось речным гравием (галькой), верхняя постель делалась из глины с песком, а поверх её насыпался промытый кварцевый песок, который прикатывался паровыми катками.  По всем улицам были сделаны кюветы с одерновкой бортов и посадкой в них местами тальника.

 

Другой группе инженеров было поручено организовать на берегу Желуна распиловку сплавного леса на брусья и пиломатериалы, необходимые для строительства в первую очередь бараков для рабочих-строителей.

 

Был вырублен дубняк с краю плато и очищена стройплощадка для постройки из бруса 30 бараков-общежитий коридорного типа (впоследствии на этом месте находился южный городок).  По мере готовности бараков они заселялись семьями рабочих-плотников и печников (каменщиков), которые прибывали на пароходах из Благовещенска.  Это были переселенцы из Рязанской, Тамбовской, Пензенской и других губерний России.

 

После постройки бараков на «горе» началось в Суражевке строительство большого 4-рамного лесопильного завода с деревообделочной и столярной мастерскими для выпуска столярных изделий, необходимых строительству жилых домов и станционных зданий на восточной части Амурской железной дороги.  Он же должен был выпускать шпалы, мостовые и переводные брусья, буферные брусья для вагонов.  Оборудование для завода было закуплено в Швеции и доставлено водным путём в Суражевку в 1911-1912 гг.

 

В то же время началось строительство на будущей станции Алексеевск (Михайло-Чесноковская) шести П-образных больших одноэтажных зданий и одного двухэтажного для временного размещения служб и отделов будущего управления Амурской железной дороги.

 

Зарождение промышленности

 

С появлением в городе хорошей дороги началась его застройка жилыми домами.  В числе первых застройщиков были инженеры, прибывшие его строить.  Рабочая сила и материалы были в их распоряжении.  Впоследствии их дома были украшением деревянного Алексеевска (Свободного).  Управление Амурской железной дороги было организовано в 1914 году и заняло построенные для него здания на станции Алексеевск (Михайло-Чесноковская). 

 

В это время на горе строилось большое кирпичное здание управления дороги и четыре двухэтажных кирпичных дома для отдельных служб.  К 1916 году управление дороги было полностью укомплектовано штатом.  В нём, включая главный материальный склад дороги в Суражевке, работало около 700 служащих.

 

Самым крупным промышленным предприятием был Алексеевский казенный лесопильный завод, на котором работали около 700 человек.  200 китайцев, работавших на бирже готовой продукции, вручную выполняли погрузку в вагоны широкой колеи строганного погонажа досок (для строительства казенных жилых домов на станциях Амурской железной дороги, для ремонта вагонов), шпал, мостовых и переводных брусьев, телеграфных столбов.  Эти же рабочие занимались доставкой из лесопильного корпуса пиленной продукции на склад естественной сушки пиломатериалов, сортировкой этой продукции после просушки, подачей её на 4-сторонние строгальные станки (джаллеры) и отвозкой строганной продукции на отгрузку в вагоны (по узкоколейному пути). 

 

Около 100 русских и украинцев работало на бирже сырья: выкатывали самотаской лес из воды (на берегу Зеи), устраивали из него 3-рядные штабеля пиловочника (зимний запас для работы лесопильного корпуса), подавали пиловочник на распилку в лесопильный корпус (летом – напрямую из реки).  Труд был ручной.  Узкоколейную вагонетку с брёвнами по складу леса таскала лошадь, рабочие толкали вагонетку сзади.  Лошади были заводские.

 

Остальная рабочая сила (400 человек) была занята на основном производстве: в лесопильном корпусе, столярной мастерской и деревообделочном цехе, подсобной мастерской, мельнице, лесосушке, заводской конторе.

 

На Алексеевской и Клюевской мельницах (вместе взятых) работало около 200 рабочих, главным образом грузчиков.  Эти же грузчики производили погрузку муки на баржи (для отправки с пароходами вверх по Зее) и в железнодорожные вагоны.

 

На мелких предприятиях Суражевки – пивоваренном заводе, заводе фруктовых вод, кожевенном, бойне (мясокомбинате), двух кирпичных заводах – было занято не более 100 человек.  Кирпичные заводы были расположены «под сопкой», по дороге на Дубовку.  Один кирпичный завод (частного предпринимателя) выпускал хороший обожженный кирпич красный и огнеупорный – для ремонта жилищных печей и постройки новых.  Второй завод был казенный и выпускал обожженный кирпич для строительства кирпичного здания управления Амурской железной дороги.

 

На станции Алексеевск (ныне ст.Михайло-Чесноковская) в однокорпусном оборотном депо в то время работало не более 50 рабочих.  На обслуживании путевого хозяйства станции работала бригада Горбачёва, в которой было около 25 человек.  Всё станционное путевое хозяйство состояло тогда из четырёх станционных путей и двух тупиков – на главный и материальный склад дороги и на лесопильный завод, мельницы, пристань и детский приют.

 

На обслуживании домов управления дороги работали печники, столяры, маляры, сторож, трубочист, рабочие на лошадях – всего не более 25 человек.  Отопление во всех домах управления дороги, расположенных на станции Алексеевск, было печное, на дровах.

 

Всего в Суражевке и на станции Алексеевск работало рабочих примерно 1100 – 1150 человек.  В самом городе (на горе) никакого производства до 1917 года не было, если не считать типографию Мокиной, в которой работало с десяток людей.

 

К 1916 году работы по строительству зданий управления Амурской железной дороги были прекращены.  Шла изнурительная империалистическая война.  Не было ни средств, ни свободных людских резервов на строительные работы в глубоком тылу. Главный корпус управления дороги к тому времени был выведен всего на два этажа.  Таким он и оставался до 30-х годов.  На городской железнодорожной станции было брошено строительство большого кирпичного вокзала.  При строительстве в 30-х гг. нового деревянного здания вокзала, недостроенное здание кирпичного вокзала было разобрано и следы его местонахождения исчезли.

 

Последняя крупная работа, которая велась в 1916 году в самом городе – это достройка дорожного полотна на теперешней улице Шатковского от городского сада до артезианского колодца на пересечении этой улицы с Благовещенской (Советской) улицей.  Работа велась рабочими-китайцами.  Их там было человек 700-800.  Это был последний аккорд в дореволюционном строительстве городских дорог в городе Свободном.

 

С революционными песнями

 

В одно из мартовских воскресений 1917 года в Алексеевске состоялась многолюдная демонстрация.  Ядром Суражевской группы демонстрантов были рабочие лесопильного завода, к которым присоединились у выхода из заводского переулка мукомолы и грузчики Алексеевской и Клюевской мельниц и Суражевской пароходной пристани.  Колонна рабочих с красными флагами на пути следования по Большой улице обрастала приставшими к ней группами мещан и разного люда.  К базарной площади подошла уже довольно многочисленная демонстрация.  Здесь была сделана остановка.  Ждали служащих управления Амурской железной дороги.  Когда подошла колонна управленцев, то над её рядами, кроме красных флагов, развевалось несколько белых флагов и один чёрный (анархистов).  Какая-то группа людей была с зелёным флагом.  В толпе говорили, что это «земцы».

 

После подхода управленцев демонстранты с революционными песнями двинулись по Большой улице в сторону города.  По выходу из Суражевки шли нижней дорогой мимо покрытых лесом сопок до спуска из города к Желуну и Зее по Чихманской улице (ныне Зейской).  Спуск тогда был новым, одернованным со стороны оврага и имел ограждение из столбиков, окрашенных масляной краской полосами чёрной и белой.  Погода была солнечная и тёплая.  Снег уже повсюду растаял.  Около гостиницы и ресторана Чихмана демонстранты повернули направо и по Большой улице (ныне улица Ленина) двинулись к площади Гондатти; (теперь площадь им.Лазо).  На площади чистая от леса и кустарников площадка была только около памятника-обелиска в честь закладки города.  Остальная территория площади была покрыта молодым дубняком и зарослями орешника.  Против выходящей на площадь Гондаттьевской школы (в 50-х годах её здание входило в состав средней школы № 2) росло несколько высоких и красивых сосен.  Ораторы выступали с временной деревянной трибуны.  Их было много.  На этом общегородском митинге населения было принято решение: переименовать город Алексеевск в город Свободный.

 

После выступления ораторов был произведён подрыв памятника.  Заряд взрывчатки так был заложен под памятник, что от взрыва обелиск немного подскочил вверх, затем упал на бок и раскололся на три части.  К поверженному обелиску подошли рабочие и кувалдами разбили на куски бронзового двуглавого орла, находившегося вверху обелиска.  В честь переименования города был произведён пушечный салют.  Солдаты сделали несколько выстрелов холостыми зарядами из двух небольших пушек того времени. 

 

Стреляли в сторону северной части города.  Пыжи падали на землю прямо за палисадником школы и мальчишки выхватывали их друг у друга.

 

Так закончился этот исторический для города Свободного день – день приобретения нового, революционного имени.

 

Похороны борцов за власть Советов

 

…В один их дней начала апреля 1920 года на городской площади, против Гондаттьевской школы, состоялось захоронение останков бойцов революции, погибших от рук японских интервентов и белогвардейцев.  Изувеченные и расстрелянные люди были найдены в лесных распадках и оврагах в окрестностях города после таяния снега.  Укладка погибших в гробы производилась в анатомичке хирургического корпуса железнодорожной больницы.  Гробы получились необычно высокие.  Вынос для захоронения состоялся от хирургического корпуса. 

 

Для проводов в последний путь погибших революционеров собралось всё население Суражевки, станции Алексеевск и города.  Рабочие лесопильного завода и мельниц, неся красные флаги с чёрными лентами, пришли в полном составе в железнодорожную больницу к 9 часам утра.  Ожидали подхода управленцев-железнодорожников.  С появлением их колонны траурная процессия начала строиться, и примерно в 10 часов утра началось траурное шествие.

 

Перед первым гробом с приспущенными боевыми знамёнами шёл отряд красных партизан с винтовками.  Затем следовали рабочие, нёсшие гроб.  За ними шли родственники погибшего, за которыми двигался взвод красных партизан или рабочих с винтовками.  Далее шёл народ – мужчины, женщины, школьники.  В таком порядке – за каждым гробом, с пением траурных революционных песен, процессия спустилась по дороге к железнодорожному переезду и поднялась до Великокняжеской улицы (теперь Мухинской), по которой дошла до Управленческой и, сделав поворот налево, дошла до Большой улицы (ул. Ленина).  Когда первый гроб был вынесен на эту главную улицу города, последний 16-й гроб только начинали нести от железнодорожной больницы.

 

На площади в отрытый под братскую могилу котлован гробы устанавливались в два ряда, по мере движения траурной процессии к площади.  Когда все гробы были установлены в братскую могилу, с временной трибуны в память павших бойцов революции начались выступления представителей Советской власти в городе, командиров партизанских отрядов, рабочих, представителей интеллигенции.  С пламенной речью выступил «дед» Архипов.  Затем участники похорон запели «Вы жертвою пали…», был произведён трёхкратный салют из винтовок, и началось бросание горстей земли на гробы.  В закапывании братской могилы участвовало большое количество людей, передававших лопаты из рук в руки…

 

Учителя и ученики

 

Когда грянула Октябрьская революция, в городе Алексеевске (Свободном) были мужская и женская гимназии, учительская семинария, «Гондаттьевская» и «Чуринская» 4-классные школы Министерства народного просвещения и Суражевская 2-класная церковно-приходская школа.  Обе начальные школы были размещены в специально для них построенных деревянных зданиях: «Гондаттьевская – на площади Гондатти (теперешней площади Лазо) против обелиска в честь закладки города Алексеевска, «Чуринская» — в Суражевке, перед универсальным магазином «Чурин и Ко».  Управлял всеми школами города (кроме церковно-приходской) инспектор народных училищ Щепа Михаил Сергеевич.

 

Кем был по духу инспектор Щепа, ученики «Чуринской» школы узнали ещё в дни февральской революции.  Тогда он, отменив на три дня все уроки, организовал разучивание революционных песен.  Собирал учеников в самой большой классной комнате и учил петь «Смело, товарищи, в ногу», «Марсельезу» и «Варшавянку».  Тексты песен писал на классной доске.  Затем проигрывал на скрипке мотив и пел отдельные строки песен, после чего все пели хором.

 

В начале мая 1917 года на пришкольном земельном участке, где до этого не росло ни одного дерева, инспектор устроил «День деревонасаждения».  Под его руководством и активном участии были посажены учениками молодые тополя и бархатные деревья.  Это было первое участие суражевских школьников в коллективном труде.  Впоследствии деревья выросли и превратились в сад… Зейской сплавной конторы.

 

С занятием в сентябре 1918 года японскими интервентами города Свободного здание «Чуринской» школы было превращено в казарму для солдат.  Инспектор Щепа ушёл в партизаны.  Около месяца учиться было негде.  Затем была открыта начальная школа на Большой улице в домах, где раньше были мануфактурные магазины Ушакова и Ухова.

 

Опасен и славен был труд учителей.  В условиях установившегося белогвардейского и японского террора любой из них мог быть арестован и расстрелян.  Но нужно было учить детей, чтобы они не отстали от школы.  И учителя это делали.  Нужно было также добывать дрова для отопления школ и керосин для освещения.  С большим трудом добывали и то и другое.

 

В «Уховской» школе все предметы преподавал Оглоблин Василий Павлович.  Жил он со своей многочисленной семьёй здесь же, в пристройке к школе.  Это был учитель-энтузиаст.  Он любил детей и старался в каждого ученика вложить больше знаний.  Был с учениками строг, но справедлив.

 

Осенью же 1918 года были открыты высшие начальные училища: в Свободном – на теперешней Шатковской улице (в 50-х годах в этом здании был детский дом), в Суражевке – в доме Зайцева на Большой улице.  Руководителем школ города был поставлен приехавший из города Зеи инспектор народных училищ Шастин Сергей Сергеевич.  Это был учитель-деспот.  Он преподавал рисование и чистописание и постоянно действовал линейкой квадратного сечения, которая часто «ходила» по головам учеников.  Во время большой перемены ежедневно выстраивал в зале вдоль стены «провинившихся» на уроках.  С родителями учеников – из числа бедных – был груб.  Накануне занятия партизанскими отрядами Свободного весной 1920 года Шастин уехал вместе с убегавшими на восток белогвардейцами.

 

Геометрию в высшем начальном училище преподавал техник Бабиков, один из передовых интеллигентов того времени в городе.  В 1918 году он был руководителем технической части Свободненского совнархоза, после японской оккупации вёл ту же работу в Свободненском горсовете.

 

В 1921 году Свободненское и Суражевское высшие начальные училища были закрыты.  В Свободном до весны 1922 года продолжали действовать мужская и женская гимназии и учительская семинария.  На станции Михайло-Чесноковская с 1 сентября 1922 года в зданиях управления Амурской железной дороги была открыта центральная школа 2-й ступени (1-й и 2-й классы) с интернатом для учеников, приехавших учиться с других станций этой дороги.

 

В Свободном с 1 сентября 1922 года была открыта школа 2-й ступени с 5-летним сроком обучения.  Разместили её в здании бывшей женской гимназии на Советской улице (впоследствии там была средняя школа № 1)).  Классы этой школы были укомплектованы в основном бывшими гимназистами и семинаристами.  Были открыты параллельные классы, так как учеников было много.  В большой скученности проучились зиму 1922-1923 гг.  После окончания учебного года произошёл большой отлив учеников из всех классов – семьи служащих ликвидированного управления Амурской железной дороги переехали в Хабаровск.  К новому 1923-1924 учебному году параллельные классы были закрыты.  В оставшихся основных классах насчитывалось по 40-45 учеников.

 

Заведующим Свободненской школой 2-й ступени с начала её организации был Щепа Михаил Сергеевич.  Им был из учителей бывших гимназий и учительской семинарии подобран хороший состав учителей.  Учителем по литературе был до 1925 года бывший учитель гимназии Шведчиков (очень одарённый словесник), а с осени 1925 года – учительница Крылова.  Остальные дисциплины в старших классах вели учителя Астафьева, Жмудская, Ткачёва, Дольников.  С осени 1925 года была введена новая дисциплина – обществоведение.  Её стал преподавать молодой энергичный учитель Зайцев Константин Васильевич.

 

Весной 1925 года состоялся первый выпуск 5-годичной свободненской школы 2-й ступени, а с1 сентября этого же года были введены два «уклона» — педагогический и кооперативный.

 

В июне 1926 года был произведён второй выпуск свободненской школы 2-й ступени.  Полное среднее образование получили 45 юношей и девушек из числа начавших курс обучения в школах города в 1916-1917 гг.  Заведующий школой Михаил Сергеевич Щепа сказал своим бывшим питомцам при прощании прочувствованную речь.  На открывшуюся перед нами широкую дорогу трудовой деятельности вышли молодые люди в возрасте 18-20 лет.  Большинство из них пошли работать учителями в сельские школы, а часть выдержала вступительные экзамены в немногочисленные тогда институты и техникумы.  В Томский технологический институт уехал учиться Василий Лобастов, в Хабаровский техникум путей сообщения – Леонид Самовик, Виктор Спригуль (после 4-го класса), Сергей Лазарев (автор сей статьи), в Благовещенский индустриальный техникум – Измаил Добровольский и Иван Дригин.

 

Через несколько лет как молодые специалисты они начали работать в промышленности и на железнодорожном транспорте в качестве командиров производства.  Инженеры и техники из числа бывших свободненских учеников с честью пронесли сквозь предвоенные и послевоенные пятилетки, грозные годы войны свою любовь к родному городу и благодарность учителям, давшим им путёвку в жизнь.

 

Благородный труд учителей первых лет Советской власти продолжили учителя-выпускники Свободненской школы 2-й ступени – Бадя Анна (позже – заслуженная учительница РСФСР), Бурдаков Иван, Васин Иван, Лапинь Надежда, Логинов Павел, Оловянишникова Зоя, Гранина Любовь (выпускница 1927 года) и многие другие.  Они воспитали новые отряды советской интеллигенции и новые поколения учителей.  Это их бывшие ученики сражались с фашистами под Москвой, Сталинградом и Берлином в составе дальневосточных дивизий.

 

Цикл статей Лазарева С.Я. был впервые опубликован в газете "Зейские огни" в 1977 году.

 

Статья перепечатана из свободненского Интернет-журнала Алексеевск-Свободный

© Copyright: Журнал Алексеевск-Свободный

 

Данный отрывок был опубликован в альманахе «Свободный литературный» в 2012 г

Комментарии (58)
Алексей Дыма (Вахтённый) # 15 мая 2016 в 12:45 0
Краеведческий цикл "НЕПРОСТОЙ СВОБОДНЫЙ":

1 - НЕПРОСТОЙ СВОБОДНЫЙ: ДОМ С КАЛАНЧОЙ (автор — Зонов Валентин Алексеевич)
2 - НЕПРОСТОЙ СВОБОДНЫЙ: Из истории управления городом Алексеевском (автор — Горобец Нина Владимировна)
3 - НЕПРОСТОЙ СВОБОДНЫЙ: Встречались под часами у Кругляка (автор – Погодаев Олег Валентинович)
4 - НЕПРОСТОЙ СВОБОДНЫЙ: Из истории народного театра г. Свободного (автор – Козлик Алла Георгиевна)
5 - НЕПРОСТОЙ СВОБОДНЫЙ: Домики из сказки (автор – Погодаев Олег Валентинович)
6 - НЕПРОСТОЙ СВОБОДНЫЙ: Городок, которого нет (автор – Погодаев Олег Валентинович)
7 - НЕПРОСТОЙ СВОБОДНЫЙ: Видение среди обломков разбитого социализма (автор — "Habar New")
8 - НЕПРОСТОЙ СВОБОДНЫЙ: Горком нашей молодости (автор – Погодаев Олег Валентинович)
9 - НЕПРОСТОЙ СВОБОДНЫЙ: Дал городу царское имя (автор – Погодаев Олег Валентинович)
10 - НЕПРОСТОЙ СВОБОДНЫЙ: Отрывки воспоминаний «Из прошлого нашего города» (автор – Лазарев Сергей Яковлевич)
...
Алексей Дыма (Вахтённый) # 15 мая 2016 в 16:24 0
Ко Дню музеев - 18 мая посвящается.
Андрей Мирошин # 15 мая 2016 в 21:58 +1
Тот, кто перепечатывал этот отрывок, потерял довольно большой "кусок". С.Я. Лазарев оставил очень живописные воспоминания о том, как восприняли алексеевцы-суражевцы февральскую революцию. Сам С.Я. Лазарев в то время учился в "чуринской" (суражевской) четырехлетке и очень хорошо запомнил день, когда по железке пришла телеграмма о том, что царь отрекся. Желающие могут почитать первоисточник без "купюр" в подшивке "Зейских огней" за 1977 год в центральной библиотеке им. Крупской.
Ирма # 16 мая 2016 в 05:02 0
Сокращённый вариант, конечно, тоже интересный. Но неплохо было бы и весь оставшийся цикл статей перевести в электронку. Материал всё-таки уникальный.
Алексей Дыма (Вахтённый) # 16 мая 2016 в 06:17 0
Да я же и сам не против.

Конструктивно - наберите, Андрей Андреевич, Ирма, размещу.
Не вопрос.
Ирма # 16 мая 2016 в 19:53 0
Перевести текст в цифровой формат для меня не проблема, Вахтённый, но я уже не появлюсь в Свободном до осени. А сюда мне никто не перешлёт подшивку газет за 77 год - такие раритеты библиотеки на вынос не выдают. Правда, если тексты действительно большие, я обычно их не набираю (зачем такой титанический труд, если есть уже набранный экземпляр), я их распознаю с помощью ПДФ и редактирую по необходимости. С газетным текстом конечно сложнее работать, но всё равно получается.
Алексей Дыма (Вахтённый) # 16 мая 2016 в 20:01 0
Ирма, уважительная причина.

Если никто не соберётся до конца месяца, придётся действовать мне.
Юрий Тарасов # 26 мая 2016 в 21:31 0
Этот отрывок я перепечатывал для литературно-художественного альманаха "Свободный литературный", вышедшего к 100-летию города. Конечно, опубликовать в нём всю статью Лазарева не представлялось возможным. Я постарался отобрать наиболее интересные, с точки зрения истории, отрывки. Кое что из оставшегося собираюсь в ближайшее время опубликовать в своём интернет-журнале "Алексеевск-Свободный, на сайте Проза.ру.
Алексей Дыма (Вахтённый) # 27 мая 2016 в 07:38 0
Договорились.
А то желающих поработать с бумажным архивом в библиотеке, как выяснилось, 'прям очередь' из меня одного.
alexxxxxs # 16 мая 2016 в 09:29 0
Черный флаг анархистов отдельно выделил))
А что такое Желун?
Андрей Мирошин # 16 мая 2016 в 11:37 +2
В 1917 году в Суражевке проживало значительно больше людей, чем в центральной части Алексеевска, в том числе, представителей рабочего класса. Поэтому большая колонна суражевских рабочих в мартовское воскресенье 1917 года прошагала от Суражевки по нижней дороге (это под сопками в районе железнодорожного парка) до Чихманской улице (ныне Зейская), которая имеет спуск по направлению к нынешнему городскому пляжу. Желун - это ручей Ключевой, который впадает в Зею перед городским пляжем. Когда проезжаешь по дороге от зейского спуска к городскому пляжу как раз переезжаешь мостик через ручей Ключевой (Желун). По улице Чихманской (ныне Зейской) демонстранты дошли до перекрестка с Большой (ныне Ленина) и повернули к площади Гондатти (ныне - Лазо). Примечательно, на углу Ленина-Зейской еще и в советское время существовала гостиница (сейчас на этом месте - зейский рынок). Видимо это и была сохранившаяся гостиница Чихмана (с рестораном), о которой упоминает Лазарев.
alexxxxxs # 16 мая 2016 в 12:07 +1
Спасибо. Но почему Желун? В простонародье он да, до сих пор Желун. Но еще в школе нам рассказывали что не Желун он, а Джалунь. И на моей памяти он в Перу впадал, пока русло не пустили в Шестянку. Или это разные речушки?
В Перу впадал он в районе ее устья. Там останки деревянного горелого моста еще были (бревна-опоры). По ту сторону "моста" старая дорога была. Говорят его цыгане за собой сожгли.
Алексей Дыма (Вахтённый) # 16 мая 2016 в 15:15 0
1.Гостишка Чихмана была одноэтажной с маковкой и на месте, где сейчас ТЦ'Мега'
Ирма # 16 мая 2016 в 19:54 +1
Правильно называется Джалунь, только это не ручей, а речка. Это название существовало на старых географических картах, выпущенных до 1969 года. После известного конфликта с Китаем, все названия, имеющие китайское происхождение, стёрли с карты, и присвоили другие. Эта речушка стала называться Ключевая.

Была ещё станция Джалунь, так вроде бы Усть-Пёра раньше называлась. За точность именно этого факта я не отвечаю, может быть ошибаюсь.
Алексей Дыма (Вахтённый) # 16 мая 2016 в 20:05 0
Да, насчёт станции Усть-Пёра - в точку.

Насчёт произношения Жалун-Желун-Жалунь-Желунь-Джелунь-Джалунь, дык в просторечье ещё и не так искажаются названия.

Географию родных мест передавали из уст в уста вплоть до 60-х годков, а не по учебнику.
alexxxxxs # 16 мая 2016 в 20:33 0
Видимо написать Джалунь тогда было, как сейчас сказали бы, неполиткорректно.)
Алексей Дыма (Вахтённый) # 16 мая 2016 в 22:49 0
Про конфликт с Китаем в конце 60-х и замену названий на русские аналоги именно в то время - вполне возможно.

Но насчёт "китайского".
Река Амур известна у маньчжуров под именем Сахалин-Ула – «река чёрной воды», у монголов Хара-Мурэн – «Чёрная река», у китайцев – Хэй-Шуй – «чёрная река», или Хэйлунцзян – «река чёрного дракона», у эвенков (ламутов) – Тамур или у нивхов – Дамур – «большая река».

Вероятно, что современное название произошло от нивхского Дамур, усвоенного русскими как Амур. Русские казаки, первыми доставившими известия о реке Амур, услышали это название от племён на Охотском побережье, скорее всего от удских эвенков, которые усвоили это слово от аборигенов Приамурья.

Название реки Зеи, вероятно, произошло от эвенкийского слова «джеэ, дее» – лезвие. Эвенки верхней Зеи называли её «Энин», «Эникан», «Оникан», «Энекан», т.е. мать, матушка. Таким образом, если мы привычно величаем Амур «батюшкой», то, оказывается, вполне уместно его главный приток называть «матушкой».

У нашей Зеи, впрочем, существовало и ещё одно имя. Маньчжуры называли её «Цзинкири» или «Чигири».
Источник1
.
Ключевая – (Джелунь, Желун, Жалун) – правый приток Большой Пёры (от эвенк. «джомо» — изгиб). В начале 20-го века Джелунь разливался так сильно, что в распадке между нынешними Лазовским и Северным районами ширина его достигала 300 метров. В этом месте суражевцы ловили осетров и калужат.
Источник2
Юрий Тарасов # 26 мая 2016 в 21:45 +1
Только что вернулся из Владивостока, где специально искал в Дальневосточном архиве сведения о Свободном и его районе. Во всех документах, от самого основания города и до 30-х годов включительно, указано название речки - "Жалуны". Почти также называлась в 30-е годы и нынешняя станция (тогда разъезд) Усть-Пёра (Жалун). Правда, на карте вышедшей в 1977 году она уже имеет название Джалунь, а речка - Ключевая. Так что Джалунь - это, скорее всего, более позднее название станции, а речка, возможно, вообще никогда так не называлась.
Алексей Дыма (Вахтённый) # 27 мая 2016 в 07:34 0
Спасибо за информацию, Юрий Анатольевич.
Ирма # 27 мая 2016 в 17:40 +1
Заинтриговали. Очень хотелось бы увидеть документы с названием нашей речки Жалуны (Жалун). А ещё хотелось бы узнать, есть ли в украинском языке слово "жалуны" и что оно обозначает. Почему на украинском, потому что первопоселенцы Суражевки в большинстве своём выходцы из Украины.

По станции Усть-Пёра у меня такая справочная информация: Основана в 1912 году как разъезд № 22 Средне-Амурской ж.д. В 1931 году названа станция Джалунь по названию речки Джалунь, протекающей близ поселка и впадающей в речку Большая Пёра, в 1973 году переименована в Усть-Пёру.

По карте речка Ключевая (Джалунь) находится совсем не рядом с Усть-Пёрой. Большая Пёра намного ближе.

Но вот по поводу старого и нового русла карта даёт однозначный ответ, если эту карту переключить на спутник немного увеличить и подвинуть влево, то без всяких сомнений Джалунь впадает в Пёру. Это её единственное природное русло. Но если опять вернуться на карту, никакой речки в этом месте не нарисовано.

Через спутник видно, что до поворота речка имеет хорошо разработанное русло, и её искусственно направили по этой узкой протоке.

И ещё кое-что есть на этих картах. Плавной линией соединяем три озера: Шестянку, Больничное и озеро в районе ул. 25 лет Октября. Получилась линия параллельная протоке по которой течёт Джалунь. Это тоже бывшая протока р. Зея. И возможно, сто лет назад она ещё существовала и называлась Жалуны?

Короче, давайте с этими названиями и течениями разбираться вместе.
Юрий Тарасов # 28 мая 2016 в 19:04 +1
К сожалению, соответствующие документы можно увидеть только в архиве. Ксерокопирование документов там стоит денег, поэтому я из экономии просто конспектировал их. Что же касается слова "Желун", то оно не обязательно украинское. Суражский уезд, откуда вышли первопоселенцы Суражевки, находился на крайнем северо-западе Черниговской губернии (теперь это запад Брянской области). Население там и сейчас смешанное русско-украинско-белорусское, а в то время это было сложное сплетение местных славянских говоров (сложившихся на основе смешения здесь славян с балтами) с пришлыми малороссами (предками нынешних украинцев) и великороссами (собственно русскими). В силу этого, местные говоры имели некоторые отличия и от всех трёх современных восточно-славянских языков.
Что касается станции и речки Джалунь, то о дате получения ими такого названия пока ничего сказать не могу. Знаю только, что в феврале 1933 года, при передаче окружающих их земель БАМЛагу, согласно документам, они назывались ещё по старому, то есть "Жалун" и "Жалуны".
Кстати, на приложенной к этому документу схеме никакого соединения Желунов с Б.Пёрой нет, точнее они соединяются в том месте ровной линией, являющейся границей между участками БАМЛага и г. Свободного.
Алексей Дыма (Вахтённый) # 29 мая 2016 в 14:08 0
Юрий Анатольевич, оказывается Суражевка есть и в Приморском крае ))

Топонимика города Артема
Алексей Дыма (Вахтённый) # 29 мая 2016 в 14:09 0
Нашёл ещё следующее:

Роль переселенцев в создании топонимов Приморского края
Колонизация Приморья определялась, с одной стороны, внутренними потребностями страны, с другой - внешнеполитическими причинами, в том числе необходимостью защиты новых территорий. Переселенческое движение осуществлялось двумя способами: принудительным и добровольным. Принудительный способ подразумевал передвижение воинских команд по приказу, отправку казаков по жребию, направление крестьян в счет рекрутов, административное водворение государственных крестьян, ссылку каторжан и т.д. Добровольный способ предусматривал переселение желающих на новые земли.

С переселением на новые территории многочисленная группа населённых пунктов была названа в память о родных покинутых местах:

с. Киевка, с.Кневичи - Киевская губерния, Кневичанская волость;

с.Суражевка, с.Черниговка , Черниговский район Приморского края - Черниговская губерния, Суражский уезд;

с. Хороль - Хорольский уезд;

станица Полтавская, село Полтавка - Полтавская губерния;

с. Астраханка (Ольгинский район) - Астраханская губерния;

с. Пермское (Ольгинский район) - Пермская губерния;

с. Дунай (Шкотовский район) – от р.Дунай;

с. Крещатик (Кавалеровский район) - от названия центральной улицы в г.Киеве
Алексей Дыма (Вахтённый) # 29 мая 2016 в 15:05 0
Есть ещё инфа, подробно описывающая дореволюционный период:

АлексѣевскЪ-АмурЪ. Наш город во времени и пространстве

Осталось только с Пиночетом связаться, насчёт вопросов авторства и упорядочивания ссылок.
Алексей Дыма (Вахтённый) # 29 мая 2016 в 21:09 0
с его ресурса:
Из числа торгово-промышленных предприятий в Суражевке было:

отделения 3-х торговых домов, 4& магазинов и лавок, торгующих разными товарами, 8 виноторговлей, 4 винных склада, 1 питейной дом, 5 пивных лавок, 8 столовых. 1 гостиница и 2 номера для приезжающих, о постоялых, дворов, 1 аптека и аптечный магазин, 1 фотография, 1 кинематограф, 3 парикмахерских, 4 торговых бани, 3 прачечных, 1 пивоваренный завод, 2 заведения искусственных минеральных вод, 1 скотобойня, 3 кирпичных завода, 5 кузниц, 1 паровая мельница с лесопилкой, 1 агентство страхового общества.

Всего 124 предприятия с годовым оборотом до 850 тыс. рублей.
Юрий Тарасов # 31 мая 2016 в 19:37 +1
Да, действительно любопытно, кто же автор этой статьи в "Алексеевск-Амур"? Статья интересная. Судя по тому, что заканчивется она событиями 1997 года, написана она, видимо, ещё в конце 90-х. Это подтверждается и отсутствием сылок на книгу Н.Попова "Наш город", выпущенную в 2002 году.
Алексей Дыма (Вахтённый) # 1 июня 2016 в 05:31 0
Ответ знает администратор того ресурса, время от времени заглядывающий к нам под ником "Пиночет".
Алексей Дыма (Вахтённый) # 29 мая 2016 в 15:44 0
У нас в Амурской области тоже очень много украинских топонимов:

Суражевка, Черниговка, УкрАинка, Новокиевский Увал...
Юрий Тарасов # 31 мая 2016 в 19:47 +1
Это не удивительно, наибольший процент переселенцев по всему югу Дальнего Востока составили именно уроженцы Малороссийских губерний России, то есть нынешней Украины. Кстати, оттуда родом и родители моей бабки по матери, урождённой Савченко.
Юрий Тарасов # 31 мая 2016 в 19:19 +1
Относительно подробно о возникновении той Суражевки написано в главе "Рождение младших деревень" моей книги "Артём на заре своей истории", которая есть на моей странице сайта Проза.ру. Кстати, представленная Вами топонимика города Артёма в значительной части либо дублирует данные мной определения в приложении к своей книге, либо опирается на них).
Алексей Дыма (Вахтённый) # 16 мая 2016 в 15:19 0
2. Гостишку 2-эт., где ныне Зейский рынок, построили гораздо позже. Название не теряю надежды раскопать.
Алексей Дыма (Вахтённый) # 16 мая 2016 в 15:29 0
3. Желун (Жалун, Джелунь) - речка Ключевая (позднее ручей) - правый приток Б.Пёры.
Сто лет назад разливался очень широко (см.раздел 'Малая Родина')
Андрей Мирошин # 17 мая 2016 в 21:29 0
На современно карте Свободного речка Ключевая (или ручей) огибает Залинейную часть города и дальше протекает по лугам восточнее озера Шестянки и впадает в реку Зею перед городским пляжем. Если ехать на городской пляж по дороге - проезжаешь мост через речку Ключевую
Алексей Дыма (Вахтённый) # 17 мая 2016 в 21:36 0
Русло переделали, направив в Шестянку. Замахивались на разворот сибирских водных артерий, а тут - тьфу...

Спросите местных жителей из числа залинейцев - Алекса, к примеру.
Евтих Social Educator # 17 мая 2016 в 22:57 0
Русло переделали, направив в Шестянку. Замахивались на разворот сибирских водных артерий, а тут - тьфу...

Ну а тут то чем не угодили?
БобрЗлобр # 17 мая 2016 в 22:40 +2
Желун через (бывшую) Лесоопытную станцию течет. За Лесоопытной его повернули в Шестянку, было это где то в 90-х годах. До этого он шел прямо в Перу. Целесообразность смены русла виден в пересыхании тех годов Шестянки, и превращении оной в болото. В былые времена, собственно тогда не сам Желун разливался, разливались реки Зейской поймы? Следовательно обновлялась вода в озерах. Вероятно после строительства Зейской ГЭС этого не стало.
Если не совру, то к Мостам, Ракуше* раньше дорога была только с города. ПМКовским преграждал прямой путь этот самый Желун.
Вот если по старому руслу его пойти, и где то в районе его устья через него проходит перский водозабор, или что то еще. Даже трубы через Желун проходили в том месте, и можно было его перейти на замочив в сапогах ног.

Ракуша* - речушка по ту сторону Перы и впадающая в нее, имеется в виду место переправы через Перу к ней.
Андрей Мирошин # 18 мая 2016 в 08:55 0
На карте Свободного речка Ключевая не впадает в Шестянку, а протекает восточнее и юго-восточнее ее. Если ехать на городской пляж, проезжаешь мост через речку, эта речка впадает Зею, в районе впадения ее в Зею был ранее деревянный мост, который сгорел в начале 2000-х. Так вот я по этом мосту ходил на пляж еще в 80-х, так что речка эта не в 90-х появилась в районе городского пляжа. Кстати, в 90-е никто поворотом Желуна не занимался, не до этого было - шел развал промышленности и "накопление первоначального капитала" отдельными личностями
БобрЗлобр # 18 мая 2016 в 09:04 0
А какая речка протекает в Северном, мимо бывшего маслозавода и уходит нынче в Шестянку? А то я тоже по ней ходил, только зимой. В смысле в ее нынешнем русле. Пешком, по льду они эта речка и Шестянка соединяются.
БобрЗлобр # 18 мая 2016 в 12:28 +1
Ключевая и протекает. И как хотите, а вода с Ключевой в Шестянку заходила.
Алексей Дыма (Вахтённый) # 18 мая 2016 в 13:18 0
Именно так.
Раздольный ручей впадает в Ключевую (Жалун, Джалун), и далее под ТранСибом, под мостами ул.Лесная, ул.Загородняя, ул.М-Чесноковского...к развилке на Шестянку и к Пере.
Алексей Дыма (Вахтённый) # 18 мая 2016 в 13:28 0
Пера же почти сразу после этого впадает в Зею.
Надеюсь, всем понятно, речь про Большую Пёру, а не Малую.
БобрЗлобр # 18 мая 2016 в 09:24 +1
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Андрей Мирошин, вот там видите развилка р. Ключевая на карте? Вот в том месте нынче мост, возведен он был либо на рубеже 80-х-90-х, либо в начале 90-х. Потому как я помню когда его еще не было. Также на моей памяти, Ключевая если не всем руслом, то основным уходила в Перу. Но я помню четкий правый берег уходящей Ключевой в Перу в том месте. Я в детстве там собаку выгуливал, купаться водил, и не соединялась она с Шестянкой.
Если вам не трудно, можете узнать дату возведения этого моста за бывшей Лесоопытной через Ключевую? Заодно память освежим, и узнаем на сколько мы старые.

Помню первые годы Ключевая по весне всё же брала своё, возвращаясь в свое перское русло, вопреки стараниям "мелиораторов" размывала дамбу. Кстати старое ее русло тоже показано на карте почему то, хотя оно уже не живое.
Андрей Мирошин # 18 мая 2016 в 19:50 +1
Даже на вашей карте правый рукав Ключевой не соприкасается с Шестянкой, а имеет свое четкое русло до реки Зеи. Скорее всего во время паводков и при большой воде и Ключевая и Шестянка разливались и соединялись, поэтому и казалось, что Ключевая впадает в Шестянку. При малой воде Ключевая в Шестянку не заходит. Кстати, то же самое с речкой Бардагонкой. Она берет свое начало в районе бывшей Психбольницы и протекает между сопками южнее Радиоточки, садоводческих участков и Дубовки, затем пересекает автодорогу Свободный-Благовещенск и далее течет (извиваясь) до реки Зеи. Так вот на карте значится, что Бардагонка впадает в озеро Большанку, далее из нее вытекает и бежит дальше в Зею. Это происходит тоже в половодье. При малой воде Бардагонка течет по своему руслу, не заходя в Большанку. В июле 1989 года мы с другом детства на лодке-"казанке" прошли по реке Бардагонке от устья до луговины в районе Большанки (речка там совсем узкая - веслами можно от одного берега до другого достать), так вот в озеро Большанку по Бардагонке мы тогда не вышли.
wal # 19 мая 2016 в 01:17 +1
Да, карта не верна, яндекс-карта.
С год назад я упоминал, что поотрисовал много строений в городе (что помню), природные объекты рисовал крайне редко.
Ирма # 21 мая 2016 в 16:28 0
Карта не точная, всего лишь приблизительная схема.
Топографическую съёмку последние несколько десятилетий делают только на участках отведённых под строительство. А здесь за это время ничего не строилось.

А для того чтобы питать озеро речной водой, не обязательно чтобы речка в него впадала. Достаточно чтобы она протекала рядом, и если грунты водопроницаемые (песок или гравий), то озеро будет наполняться по закону сообщающихся сосудов, уровень воды в реке и озере будет одинаковым.
Белый # 18 мая 2016 в 09:56 0
Сгоревший деревянный мост находился по дороге на Зею, если идти через ж.д. парк, правильно Андрей Андреевич?
Андрей Мирошин # 18 мая 2016 в 19:39 0
Совершенно верно, там еще насыпная дорога сплавконторы
Алексей Дыма (Вахтённый) # 6 июля 2016 в 22:10 0
Бобр, смотри какая инфа пришла мне от Шиманского Василия Ивановича про "искусственные Джелуны":
Когда строили Перевалку, надо было куда-то заводить плоты с лесом. Вот и вырыли эти протоки и построили лесотаски, которые лес бросали на две стороны от протоки.в сторону моста и в сторону Перевалки.

Было тут и озеро. Как его называли, я не знаю, Лесотаски в сторону моста в войну разобрали, озеро захирело, но после войны там было много лягушек, которых ловили пленные японцы. Они так ловко снимали с них шкуру, и лягушка напоминала краба. Они их варили и ели.

Хвалили, предлагали мне, но я есть их не стал.
Юрий Тарасов # 26 мая 2016 в 21:57 +1
На плане г. Свободного 1912 года, который висит в нашем городском музее, видно, что нынешнее устье р. Ключевой (тогда Жалун), было не единственным. Линию этой речки фактически продолжала протока, отделявшая остров напротив Суражевки. Так что, в те годы считалось, что Суражевка расположена на берегу не Зеи, а Жалуна. Позже эту часть русла Желуна частично засыпали, создав нынешний Суражевский затон.
Алексей Дыма (Вахтённый) # 16 мая 2016 в 19:49 0
"Отдых жителей старой Суражевки.

Воскресный отдых рабочих Суражевки в летнее время был таким: любители рыбной ловли уходили с удочками на Большое озеро или Алексеевское (прозванное «Арендованным»). Охотники за грибами и ягодами с жёнами и ребятишками ходили на склоны сопок к Дубовке и левее её (районы сегодняшних Советского и Подгорного посёлков). Молодёжь, упросив лодочника Дубова, переплавлялась на «остров любви и страданий», расположенный против мельниц, под левым берегом Зеи. Оттуда привозили ягоды черёмухи, малины, чёрной смородины, а также дикий лук и щавель.

В летние солнечные дни молодые рабочие на улицах Суражевки и на самом Лесопильном заводе играли в «лапту» или в «выжигательные круги» («выжигалку»). Собирались группы рабочих и для игры в «городки». По вечерам они вместе с жёнами иногда играли на улице в «горелки».

Иллюзион предпринимателя Некрасова на Торговой улице рабочие почти не посещали – там обычно была молодёжь из купеческих и мещанских семей.

Вечерние прогулки по Набережной улице были не совсем безопасны: часто там хозяйничали хулиганы из «Собачьего ящика». Примерно к 11 часам вечера население Суражевки замирало. Слышен был лишь лай собак да дикое «пение» на набережной грузчика-пьяницы Адама из «Собачьего ящика».

В 1917 годах Алексеевский казённый лесопильный завод переделали в рабочий клуб со зрительным залом на 350-400 мест. В нём ставились пьесы Островского самодеятельными артистами. Со своими пьесами они выезжали и в город Алексеевск, где ставили их в иллюзионе «Солей», принадлежавшем тому же Некрасову.

На лесопильном был собран хор, регентом которого стал бас Ростиславский – служащий управления Амурской железной дороги.
В мае 1917 была организована детская артистическая группа, в основном, из детей рабочих. Из неё вскоре выделилась юношеская группа артистов во главе с Л. Ноткиным (впоследствии артистом одного из областных театров на Волге).

Примерно в июне или июле при клубе был создан струнный оркестр, руководителем которого стал Колачёв.

Вся культурно-массовая жизнь суражевцев с апреля 1917 до конца 1922 была связана с рабочим клубом лесопильного завода."

Источник: Город Свободный и его окрестности. КРАТКИЙ СЛОВАРЬ. ГЛАВА 65. Любопытные факты из жизни города
Алексей Дыма (Вахтённый) # 16 мая 2016 в 20:09 +1
Весёлая улица
Таинственный колодец
Сопка с вышкой ПВХО
alexxxxxs # 16 мая 2016 в 21:41 0
Про улицу догадывался). Раньше Веселые улицы, Веселые Дома были))

А вот про колодец любопытно. Уходит в пойму Зеи, это как? До самой Зеи длится?
Алексей Дыма (Вахтённый) # 17 мая 2016 в 00:40 0
Чихмановская гостиница, располагалась на углу улиц Княже-Алексеевской (ныне Ленина) и Чихмановской (ныне Зейская).

Одноэтажная, деревянная, постройки 1914 г.
В ней отдыхали, в основном, специалисты, приехавшие строить город Алексеевск, а также многочисленные золотари, прибывающие с приисков после окончания «намывочного» сезона. Об этой гостинице ходила недобрая слава: ночью работники гостиницы грабили и убивали пьяных золотарей и сбрасывали их тела в колодец в рядом находившемся ресторане, в котором те пропивали всё заработанное ими нелёгким трудом.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Автор фото - неизвестен

Впоследствии в этом здании размещалась городская поликлиника, в которой работали многие известные городские врачи: офтальмолог Файнфельд, гениколог Абаева и др. А сегодня на этом месте построен ТЦ "Мега".

Через дорогу от гостиницы Чихмана на углу сегодняшнего базарчика была другая гостиница (уже в советское время), двухэтажная деревянная, побеленная известью. На первом этаже располагались различные службы и магазинчики, а на втором люди отдыхали.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Автор фото - неизвестен (А.Девяткин?)

Где-то в конце 1980-х – начале 1990-х гостиница сгорела.

Источник:
Город Свободный и его окрестности. КРАТКИЙ СЛОВАРЬ. ГЛАВА 48. Гостиницы и общежития
Город Свободный и его окрестности. КРАТКИЙ СЛОВАРЬ. ГЛАВА 7. Парки, скверы, зелёные массивы, сады. Мосты, путепроводы и "ворота" в город
Алексей Дыма (Вахтённый) # 17 мая 2016 в 00:56 +1
В газете «Алексеевский листок» за 1915 г. было напечатано объявление:

«Коммерческая гостиница Е.М. Чихмана имеет 20 хорошо обставленных номеров: электричество, электрическое освещение, удобства, прислуга. При гостинице – биллиардная. Отпускаются обеды и ужины приезжающим суточно и помесячно. Гостиница и кухня под личным наблюдением».
Белый # 17 мая 2016 в 21:54 +2
А Wi-Fi не было что ли у Чихмана? joke
БобрЗлобр # 17 мая 2016 в 22:23 +3
Только тараканы.
Алексей Дыма (Вахтённый) # 18 мая 2016 в 02:54 +2
Ты ещё про наклейку "Ревизорро" нашей землячки-амурчанки Елены Летучей спроси ))
Алексей Дыма (Вахтённый) # 17 мая 2016 в 01:22 0
Фотографические заведения
Первые клубы
Последние комментарии
Алексей Дыма (Вахтённый) 23 апреля 2017
НЕПРОСТОЙ СВОБОДНЫЙ: Городок, которого нет
Алексей Дыма (Вахтённый) 2 декабря 2016
ОРЛИНЫЙ
Алексей Дыма (Вахтённый) 2 декабря 2016
ОРЛИНЫЙ
БиС 1 декабря 2016
ОРЛИНЫЙ
Юрий Тарасов 1 декабря 2016
Лит.Урок № 1
Юрий Тарасов 30 ноября 2016
Что дал своим гражданам СССР
Юрий Тарасов 29 ноября 2016
Лит.Урок № 1
Алексей Дыма (Вахтённый) 29 ноября 2016
Лит.Урок № 1
Алексей Дыма (Вахтённый) 28 ноября 2016
ОНИЩЕНКО С.Ю.: Поэма: "Иван да Марья"