НЕПРОСТОЙ СВОБОДНЫЙ: Первый главврач Алексеевска

article2661.jpg

Автор — Погодаев Олег Валентинович 


Сведения о медицинских учреждениях Алексеевска-Свободного весьма разноречивы. Многие больницы до сих пор оспаривают право называться первыми, а краеведческие статьи и исторические справки порой противоречат друг другу.


И всё же самым первым медицинским учреждением Алексеевска в 1912 году стал медпункт посёлка Суражевка, заведовал которым фельдшер Якимов (в тридцатых годах суражевский медпункт становится стационаром на 16 коек с родильным отделением, под руководством главврача П.М. Фатеева).


4 ноября 1912 года была открыта Алексеевская железнодорожная больница на 50 коек для обслуживания VI участка строительства средней части Амурской железной дороги – с терапевтическим и родильным отделениями, конторой, кухней и аптекой (позднее были построены хирургическое, инфекционное, гинекологическое, детское и прочие отделения, а число койко-мест увеличилось до 75), главврачом которой стал хирург Кубысов.


В 1913-1914 г.г. была построена Переселенческая больница на 85 коек, которая состояла из хирургического, терапевтического и инфекционного отделений, причём до начала двадцатых годов главврачом был Владимир Иванович Рухлядев, один из самых авторитетных врачей г. Алексеевск, имя которого долгое время было в тени и обросло неподтверждёнными слухами и домыслами.


Восстановить историческую справедливость и заполнить недостающие страницы в истории медучреждений Алексеевска-Свободного помог внучатый племянник знаменитого доктора, заместитель начальника департамента по информационной политике администрации г. Томск – Николай Петрович Погодаев, побывавший в нашем городе в ноябре прошлого года. Тогда же ему попалась на глаза книга Н.И. Попова «Наш город», в которой были строчки:


«…В нескольких десятках метров от Транссибирской магистрали, где стоит километровая отметка с цифрой 7808, на высоком косогоре стоит памятник 23 борцам за советскую власть, погибшим от рук японцев и белогвардейцев. Ходили слухи, что выдал раненых партизан никто иной, как единственный врач городской больницы Рухлядев, который, боясь за свою судьбу, сбежал вместе с японцами и белогвардейцами в Харбин, где и окончил свои дни».


При всём уважении к историку и краеведу Николаю Ивановичу Попову, потомок доктора Рухлядева был возмущён этими строками: ведь слухи в нашей стране зачастую выдаются за факты, и по прошествии времени – за исторические. Николай Петрович познакомился со свободненскими краеведами, а они, в свою очередь, познакомили гостя с сотрудниками краеведческого музея и корреспондентами редакции газеты «Зейские огни».


И вот что удалось установить: Во-первых, во многих публикациях неправильно указывалась фамилия первого главврача (Рухляев, Рухляндиев и т.д.), перепутаны имя и отчество, указано, что главврач в 1928 году был секретарём Амурского окружного союза медиков (в эти годы его не было не только в Алексеевске-Свободном, но и даже в стране).

 

С фамилией понятно – небрежность машинистки. А что касается самого врача – вот строки из воспоминаний Елизаветы Ивановны Скворцовой (Рухлядевой), младшей сестры доктора: Владимир Иванович Рухлядев родился 23 июня 1880 года (по старому стилю) в селе Больше-Кильмезском Малмышского уезда Вятской губерни, в 1913 году окончил медицинский факультет Императорского Томского университета, и около 1913-1914 гг. приехал в Амурскую область (результат столыпинских аграрных реформ и агитации), где сначала заведовал врачебным пунктом, а с завершением постройки нового корпуса был назначен заведующим и главврачом Алексеевской переселенческой больницы. В подчинении доктора было несколько фельдшеров и фельдшериц, а также няни и сиделки: Иван Фёдорович Корошев (в некоторых документах – Корешев), Ольга Петровна Курганская, Екатерина Михайловна Мельникова, Татьяна Петровна Филина, Надежда Михайловна Остроухова и другие. Врачом, по воспоминаниям очевидцев, он был очень хорошим, пользовался заслуженным авторитетом, а в семье до сих пор хранится реликвия – статуэтка каслинского литья, подаренная когда-то доктору благодарным пациентом за удачно проведённую сложную операцию.

 

Что же касается слухов о сотрудничестве с интервентами – Владимира Ивановича совершенно не интересовала политика, он просто был Врачом с большой буквы и лечил всех. В тот злополучный день 1919 года японцы нагрянули в больницу с проверкой, но доктор их попросту не впустил, сославшись на карантин и встав в дверях: «Берите тогда и меня, — я лечу больных и раненых!» Трудно в это поверить, но, судя по всему, интервенты не стали устраивать скандала днём, решив захватить врасплох партизан под утро. Но ночью часть раненых (кроме самых тяжёлых), переодев, на подводах успели вывезти из больницы. Да, японцы и белогвардейцы многих уничтожили у Зейского переезда, но свидетельством того, что не доктор «сдал партизан интервентам», служит то, что с приходом красных Владимир Иванович продолжал работать в больнице. Очевидно, заступились спасённые партизаны. В противном случае его бы тут же расстреляли!

 

Но под надзор чекистов доктор всё же попал: ещё бы, работал при интервентах! К Владимиру Ивановичу был приставлен сотрудник ОГПУ, который ходил за ним, как тень, и даже присутствовал во время операций – с целью выявления «враждебных действий и нанесения вреда пациентам», чем чрезвычайно нервировал медперсонал. В итоге доктор был вынужден перебраться в областной центр.

 

И в начале двадцатых, уже в Благовещенске, Владимира Ивановича пригласили «на тот берег Амура» (тогда это было гораздо проще) – были тяжёлые роды у жены китайского консула. Даже в Китае знали знаменитого доктора! Владимир Иванович прибыл в Сахалян (Хэйхэ), женщина благополучно родила двойню, и консул предложил ему остаться и практиковать в Китае, пообещав предоставить все необходимые условия для работы. После недолгих раздумий Рухлядев согласился, а вскоре удалось переправить через Амур и семью. Работал Владимир Иванович в Хэйхэ долгие годы, оставаясь верным своему принципу: никакой политики, и лечил как китайцев, так и русских эмигрантов. Но после известных событий, когда в Китае начались гонения на русских, знаменитый доктор, по слухам, эмигрировал в Австралию, и здесь следы Владимира Ивановича теряются…

 

По словам Николая Петровича Погодаева, возможно, что некоторая путаница в датах и событиях сравнительно недавних публикаций происходила из-за того, что у доктора был брат – Виктор Иванович Рухлядев (с теми же инициалами), родился 3 марта 1887 года. Учился он в Санкт-Петербурге, в Военно-Медицинской академии, но был замечен в студенческих беспорядках 1905 года, за что и был исключён с «волчьим билетом». Прабабушка – Глафира Ксенофонтовна Рухлядева – написала прошение на имя вдовствующей императрицы Марии Фёдоровны – с просьбой дать сыну доучиться. И, что удивительно, из её канцелярии пришёл ответ: разрешалось доучиться в Томске, но в Москву и С-Петербург дорога была навсегда закрыта. (В Томске братья учились вместе, вместе поехали и на Дальний Восток).

 

Работал Виктор и в Благовещенске, и был секретарём Амурского окружного союза медиков, но однажды у него произошёл конфликт с чекистами: они привезли на паталогоанатомическое освидетельствование трупы с огнестрельными ранениями и просили выдать справку, что это – жертвы стычки с хунхузами. Врач убедился, что люди были застрелены в упор: следы пороха и ожоги (считай – расстреляны, быть может, по ошибке), и отказался выдать подложный документ. Чекисты ушли, пригрозив «рассчитаться», а обид они не забывали. И в начале тридцатых Виктора Ивановича арестовали: всё-таки брат за границей (правда, в заключении он пробыл недолго), а затем сослали в Ульяновск. Когда, много лет спустя, разрешили вернуться, он уехал в Канск, где и работал до пенсии по своей специальности.

 

Кстати, его сына Владимира (названного так в честь дяди) после ареста отца выгнали из комсомола, тот сумел перейти Амур и добраться до дяди. В конце сороковых сын вернулся и тут же попал в сталинский фильтрационный лагерь, а потом работал в Канском музыкальном училище: по стопам отца и дяди не пошёл. О дальнейшей судьбе знаменитой династии, возможно, поведают документы архива г. Томск, которые пообещал предоставить Николай Петрович Погодаев.

 

Что же касается работы медицинских учреждений нашего города сегодня, — в прошлом году свой юбилей отмечала МУЗ СГБ (Свободненской городской больнице исполнилось 95 лет). Несмотря на все трудности последних лет, был сдан в эксплуатацию новый хирургический корпус, завезено современное оборудование. Сейчас бывшая переселенческая больница – многопрофильное лечебное учреждение, которое помимо стационара на 320 мест включает в себя детскую поликлинику, женскую консультацию, наркологический кабинет, травмпункт, противотуберкулёзную поликлинику, отделение переливания крови.

 

Немало проблем было у больницы водников в пос. Суражевка, – в последние годы велись дискуссии о её нецелесообразности, сокращались койко-места, отбирались экстренные дни, делались попытки перевести больницу на самоокупаемость, но под давлением общественности и благодаря доводам депутатов больницу удалось отстоять. К сожалению, комплекс отделенческой больницы был упразднён, «заморожен», и долгое время велась полемика о передаче его в муниципальную собственность, в то время как больничные корпуса подвергались разграблению и разрушались. Но в прошлом году вопрос о передаче комплекса городу был разрешён, и в настоящее время ведутся восстановительные работы, которые, возможно, будут завершены в этом году. А 30 декабря в нашем городе прошло торжественное открытие Центра здоровья (второе подобное учреждение – в Благовещенске) с диагностическим оборудованием, определяющим базовое состояние здоровья пациентов. Врачи проведут полную диагностику, выдадут «паспорт здоровья» и необходимые рекомендации по профилактике и лечению. Обслуживаться в Центре будут также жители района и г. Белогорск.

 

И в 2010 году ожидается открытие сосудистого центра с современным медицинским оборудованием. Не секрет, что демографическая ситуация в Свободном неблагоприятная: продолжается сокращение численности населения, смертность значительно превышает рождаемость. И главным критерием в непростое время является обеспечение доступного и качественного медицинского обслуживания для всех свободненцев.


Январь 2010 г.

 

 

Список используемой литературы:

 

1. «Наш город. Исторические очерки о Свободном (1912-2002 г.г.). Попов Н. И., г. Свободный, 2002 г.

2. «95 лет назад в городе открылась больница». Белоусова Т. «Зейские огни» №121, 2 октября 2009 г.

3. «Доктор Рухлядев не был предателем». Погодаев О.В. «Зейские огни» №143- 144, 25 ноября 2009 г.

4. «История развития здравоохранения гор. Свободного». Рукопись статьи А. Демьяненко. 1980-е гг. Краеведческий музей г. Свободного.

5. «История больницы водников». Рукопись статьи А. Демьяненко. 1980-е гг. Краеведческий музей г. Свободного.

6. «Историческая справка по здравоохранению г. Свободного». Рукопись статьи и.о. горздравотделом г. Свободного Макеенкова. 1961 г. Краеведческий музей г. Свободного.

7. «Историческая справка». Рукопись. Автор не установлен. Кон. 1970-х г.г. Краеведческий музей г. Свободного.

8. «Отделенческой больницы ст. Свободный в честь 75-летия». Юбилейная газета-плакат. Свободненская типография Амурупрполиграфиздата, 1989 г. Краеведческий музей г. Свободного.

9.«Первый врач, первые фельдшеры». Е. Суражев (псевдоним краеведа Е. Паршина), «Свободненский вестник» № 35, 2 сентября 1999 г.


Источник — сайт музея muzeysvob.ru

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Последние комментарии
Алексей Дыма (Вахтённый) 23 апреля 2017
НЕПРОСТОЙ СВОБОДНЫЙ: Городок, которого нет
Алексей Дыма (Вахтённый) 2 декабря 2016
ОРЛИНЫЙ
Алексей Дыма (Вахтённый) 2 декабря 2016
ОРЛИНЫЙ
БиС 1 декабря 2016
ОРЛИНЫЙ
Юрий Тарасов 1 декабря 2016
Лит.Урок № 1
Юрий Тарасов 30 ноября 2016
Что дал своим гражданам СССР
Юрий Тарасов 29 ноября 2016
Лит.Урок № 1
Алексей Дыма (Вахтённый) 29 ноября 2016
Лит.Урок № 1
Алексей Дыма (Вахтённый) 28 ноября 2016
ОНИЩЕНКО С.Ю.: Поэма: "Иван да Марья"