ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. Глава 32. Наша семья перебирается в свой дом. Моё детство

article2627.jpg

Автор – Шиманский Василий Иванович  

 


В одна тысяча девятьсот тридцать шестом году отец достроил свой дом, а к зиме наша семья переехала в него. Дом был из брёвен, размером пять метров на шесть с пятью окнами. Были сени, но пола в сенях не было. Из дома в темноту опускалось несколько ступенек. Внутри дома были две перегородки, которые отделяли кухню от прихожей и прихожую от зала.

 

Из раннего детства мне запомнился такой эпизод. Я, встав на цыпочки, вцепился руками в крышку кухонного стола и пытаюсь посмотреть на то, что там лежит, но у меня ничего не получается. Я плачу от обиды и думаю: «Когда вырасту, сам достану со стола всё, что захочу».

 

Мне купили сандалии на твёрдой подошве. Когда я их надел, первое, что пришло мне в голову – заглянуть на кухонный стол. Подойдя к нему, я встал на цыпочки. Моей радости не было придела — я увидел поверхность стола и с гордостью подумал: «Я уже большой и теперь без маминой помощи могу взять сам со стола всё, что захочу».

 

При входе в дом, у самого порога, стояли скамейка с вёдрами и кадушка с водой. Своего колодца у нас не было, воду мы носили от соседей, у которых была смешная фамилия — Бунько. С левой стороны от входа в дом, располагалась кухня. Кухонное окно смотрело на восток.

 

Когда по утрам вставало солнце, его лучи заглядывали сначала в это окно, а потом во все остальные. Печка, отделанная чёрным железом, обогревала весь дом. В кухне была плита, на которой мама варила еду для семьи и варево для коровы и поросёнка.

 

Эта печка противоположной стороной выходила в спальню. Между ней и стеной было небольшое пространство, в котором в кухне на стенке висела посудная полка, а ниже неё лежали дрова.

 

Со стороны спальни на стене была вешалка, на которой висела вся наша зимняя одежда. Когда мы играли в прятки, часто прятались под этой вешалкой.

 

За печкой стояла деревянная кровать, на которой вместе с сестрёнкой Наташей спал я. Наташа старше меня на два года.

 

Папа и мама родились и выросли в деревне, к земле они приросли пупком, но жизнь диктовала свои не писаные законы – папа стал рабочим и в деревню больше не вернулся.

 

Он самоучкой познал плотницкое ремесло и столярное дело, у него были, по выражению друзей и соседей, "золотые руки".

 

Кровать родителей стояла у стенки, на которой висела вешалка. Эту красивую по тем временам железную кровать родители привезли из прииска, где купили её на золото.  В доме стены белили известью, но чтобы об неё не пачкалось постельное бельё, над родительской кроватью повесили ткань, подрубленную на машинке. На этой ткани был рисунок в виде огурцов. О коврах тогда я ничего не слышал и никогда их, ни у кого не видел. Кровать, на которой спали родители, от зала отделяла ширма.

 

У перегородки стояла, привезённая из Златоустовска, швейная ножная машинка системы «Зингер». Я любил крутить на ней педалью колесо, за что не раз мне «влетало» от мамы. В спальне на потолке в балку был вбит крюк, на который за кольцо подвешивалась детская кроватка. Мама называла её «зыбкой». В этой «зыбке», по словам мамы, спал когда-то я, а после меня мой младший братишка Геннадий.

 

Мама вставала рано, готовила отцу завтрак, а после его ухода на работу, занималась домашним хозяйством. На производстве она не работала, а воспитывала нас – тогда троих детей. Сколько я себя помню, родители всегда держали курей, поросёнка и корову.

 

Бывало, приснится мне сон, будто я гуляю на улице, и мне хочется в туалет. Долго ищу укромное местечко, делаю своё дело и … просыпаюсь мокрым. Тихонько встаю, тайком пробираюсь к печке, чтобы не видела мама, затихну, сижу молча и греюсь. Мне было стыдно. Я боялся, что ребятишки, если узнают обо мне такое, будут меня дразнить «сцыкуном».

 

Рано, или поздно, меня замечали. Мама спрашивала: «Вася, что ты тут делаешь? Я думала, что ты спишь, а ты, никак, рыбы наловил»? Сначала я говорил, что замёрз и греюсь, но после того, как мама, проверив постель, подходила ко мне, начинал хныкать. Она с усмешкой спрашивала: «Может это тебя Наташа?» Я сквозь слёзы: «Нет! Это я сам! И добавлял —  Нечаянно»! Не часто, но иногда со мной такое случалось.

 

В прихожей, около перегородки, стояла деревянная кровать, на которой спала папина мать – бабушка Евдокия. У окна, с правой стороны от входа в дом, стоял большой кованный железными полосками, зелёный сундук, в котором хранили постельное бельё и одежду.

Комментарии (1)
Алексей Дыма (Вахтённый) # 8 мая 2016 в 20:53 0
Автор — Шиманский Василий Иванович

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. От автора

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. Глава 1. Рождение
ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. Глава 2. Колесниковы
ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. Глава 3. Мехедовы
ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. Глава 4. Павел Иванович Колесников

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. Глава 5. Деревня Суражевка
ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. Глава 6. Жизнь в Калинках и первые ходоки на Восток
ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. Глава 7. Переезд Колесниковых на ДВ
ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. Глава 8. Яков Иванович Колесников
ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. Глава 9. Мария Антоновна и Степан Иванович

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. Глава 10. Конах Иванович Колесников
ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. Глава 11. Пётр Иванович Колесников
ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. Глава 12. Снос улицы Набережной
ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. Глава 13. Александра Степановна
ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. Глава 14. Смерть Агафии

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. Глава 15. Немного об Якове
ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. Глава 16. Оспа и тиф свирепствуют по России
ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. Глава 17. О старшем сыне Марии - Антоне
ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. Глава 18. Аграфена Степановна
ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. Глава 19. Семья Шиманских

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. Глава 20. Шиманские и Черниговка
ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. Глава 21. Марфа Артемьевна Шиманская
ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. Глава 22. Сватовство Ивана Шиманского к Груне
ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. Глава 23. Матрёна Степановна Колесникова
ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. Глава 24. Коллективизация
ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. Глава 25. Город Алексеевск - Свободный

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. Глава 26. Город Свободный в 40-х гг
ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. Глава 27. Возвращение Ивана в Суражевку
ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. Глава 28. Александра Степановна Колесникова
ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. Глава 29. Фёдор Степанович и Ганна Чайкина

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. Глава 30. Марфа с мужем уезжает в Белоруссию
ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. Глава 31. Валентина Степановна Колесникова выходит замуж
ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. Глава 32. Наша семья перебирается в свой дом. Моё детство

...
Последние комментарии
Алексей Дыма (Вахтённый) 23 апреля 2017
НЕПРОСТОЙ СВОБОДНЫЙ: Городок, которого нет
Алексей Дыма (Вахтённый) 2 декабря 2016
ОРЛИНЫЙ
Алексей Дыма (Вахтённый) 2 декабря 2016
ОРЛИНЫЙ
БиС 1 декабря 2016
ОРЛИНЫЙ
Юрий Тарасов 1 декабря 2016
Лит.Урок № 1
Юрий Тарасов 30 ноября 2016
Что дал своим гражданам СССР
Юрий Тарасов 29 ноября 2016
Лит.Урок № 1
Алексей Дыма (Вахтённый) 29 ноября 2016
Лит.Урок № 1
Алексей Дыма (Вахтённый) 28 ноября 2016
ОНИЩЕНКО С.Ю.: Поэма: "Иван да Марья"